Воспоминания о Музыке

19.03.2013

У меня дома играла музыка. Самая разная. Компьютер в случайном порядке выбирал аудиозаписи, а я занималась своими делами, музыка не привлекала моего внимания и звучала как фон. Пока вдруг одна мелодия не вывела меня из привычного забытья. Из колонок доносилось то, что всем нам привычно с детства, то, что уже давно никого не удивляет, то, что учат во всех школах, что входит в репертуар каждого детского хора уже лет двадцать как. Играла песня «Прекрасное далёко».

Logo4-1

У меня дома играла музыка. Самая разная. Компьютер в случайном порядке выбирал аудиозаписи, а я занималась своими делами, музыка не привлекала моего внимания и звучала как фон. Пока вдруг одна мелодия не вывела меня из привычного забытья. Из колонок доносилось то, что всем нам привычно с детства, то, что уже давно никого не удивляет, то, что учат во всех школах, что входит в репертуар каждого детского хора уже лет двадцать как. Играла песня «Прекрасное далёко».

Вот уж, казалось бы, не та песня, от которой могут волосы зашевелиться на голове. А я, оказывается, не могу больше её спокойно слушать. Для меня это больше не детская песня. Потому что в декабре я услышала её в необыкновенном исполнении: Глеб, один из лауреатов конкурса «Музыка перевода» со сцены пел её на латыни. Тем, кто этого не слышал, едва ли будут понятны мои переживания, но тогда, сидя в зале, я была захвачена этой песней, я была ею порабощена, и не только я – весь зал замер от того, как искренне пел Глеб. Все мы тогда столкнулись со странным, непривычным чувством: каждая нота – знакома, душа откликается на песню, душа её понимает и принимает, хотя не знает в ней ни единого слова. 

Так творит художественный переводчик. Он может не знать слов, но на уровне чувств, на уровне глубинных фибр своей души он всегда знает, о чём идёт речь, и ему хочется подпевать. Он слышит песню на чужом языке, а подпевать ему хочется на своём, родном. Так творятся лучшие переводы. Потому что для слов – есть словари, а для перевода – нужно сердце, нужна музыка.

Об этом, так или иначе, говорили все, кто выходил на сцену в тот вечер. О таинстве художественного перевода, о его магии, о его особой вдохновенности. Художественный перевод – это особый вид искусства. Он требует не только творческой самоотдачи, но и особой чуткости, особого тонкого психологизма. Чтобы перевести художественное произведение не достаточно понять текст на иностранном языке – нужно мыслить и чувствовать так, как мыслил автор оригинала, нужно попасть с ним на одну волну, стать его сообщником, соучастником, соавтором. А, поймав нужную частоту, нужно довериться ей и тогда, нет, не переводить – творить. 

Конкурс «Музыка перевода» год за годом напоминает нам о том, что в мире, где перевод стал профессией, стал делом обычным, неудивительным и почти рутинным, в мире, где существуют сотни компьютерных программ для перевода, сотни тысяч словарей и миллионы страниц переводятся каждый день… в этом мире художественный перевод остаётся чудом, неподвластным компьютеризации.

Чтобы никогда об этом не забывать, я иногда напеваю «Mirabile futurum» и далёко становится прекраснее.

Зинаида Панфиль


Другие интересные статьи и инфографики:

Подписаться на наши новости