Александр Лакшин: об избранности еврейского народа, бизнесе и многом-многом другом

09.06.2010

С 15 по 18 апреля прошёл Лимуд Москва 2010. Это культурное, образовательное и развлекательное мероприятие призвано нести знания еврейской молодёжи. Как партнёры Лимуда на конференции присутствовали сотрудники Бюро переводов iTrex, которые взяли несколько интервью.

Четвёрое публикующееся интервью с раввином и лектором Александром Лакшиным. Об избранности еврейского народа, распространении иудаизма, бизнесе в соответствии с Торой, профессиональных мечтах и забавных лекциях.

 

 

 

Лимуд и избранность еврейского народа

 

Александр Лакшин, раввин и лектор. Интервью Бюро переводов iTrex в  рамках поддержки Лимуда Москва 2010– Вы участвуете в Лимуде в первый раз?

 

– Нет. Лимуд появился в России в 2006 году, и тогда же я начал участвовать в нём. В Подмосковье, в Ялте на Лимуде-СНГ, в Москве… Пока не был на зарубежных Лимудах, но в конце августа поеду в Германию по приглашению организаторов и, вполне возможно, буду участвовать в следующем Лимуде в США.

 

– Вы говорите на нужных иностранных языках?

 
– Во-первых, я говорю на немецком и английском, и на иврите. Во-вторых, те Лимуды, на которые меня приглашают, ориентированы на русскоязычных людей. На Лимудах я говорю по-русски, но могу, при необходимости, говорить на других иностранных языках.

 

– Как докладчики попадают на Лимуд?

– Двумя путями. Есть сайт, с которого докладчики отправляют заявку и организаторы отбирают их. Есть ряд докладчиков, которым уже организаторы звонят и спрашивают, могут ли они приехать и что хотели бы рассказать. Я уже достиг этой ступени. *улыбается*

– В чём для Вас основная ценность Лимуда?

– В возможности рассказать о том, что я считаю важным, достаточно широкому кругу евреев. Которые, возможно, в какие-то другие места за этими знаниями не пойдут. Лимуд собирает несколько иную аудиторию, чем та, что приходит на мои лекции в синагоге. И вместе с тем на Лимуде есть атмосфера заинтересованности. Обратное бывает в системах формального образования. Я предпочитаю системы неформального образования, – такие места, куда люди приходят потому, что им это интересно.

Один из привлекательных моментов Лимуда – то, что роли преподаватель-студент не закреплены жёстко. То есть на одном занятии ты можешь преподавать, а на другом – слушать.

– Чьи сессии на этом Лимуде Вам больше всего хотелось бы посетить?

– Меня интересует Владимир Палей – генеалогические исследования, Александр Борода – о будущем еврейской общины Москвы и ещё целый ряд тем в программе, которые пока не было времени изучить.

– Как Вы выбрали тему доклада – «Синайский контракт»?

– С этим вопросом надо обратиться к организаторам, так как тема у них очень популярная. Я её на Лимуде представляю во второй или третий раз. Она пользуется спросом, думаю, потому, что она затрагивает очень непростой, болезненный в современном мире вопрос о богоизбранности еврейского народа. Интуитивно все чувствуют, а сформулировать боятся.

– О чём Вы рассказывали на этой лекции?

– Я хотел донести идею о том, что понятие избранности еврейского народа в Торе не является неким полностью оторванным и существующим само по себе. Когда мы говорим об избранности, в первую очередь встаёт вопрос: «Для чего?». Задачей лекции было раскрыть то предназначение и ту ответственность, которую эта избранность за собой влечет. Очень важно, что мы верим, что еврейский народ избран для того, чтобы нести святость в этот мир. Это наша задача, тяжёлая работа, а Тора – это наша должностная инструкция. И мы с большим или меньшим успехом пытаемся эту работу делать. И очень важно, чтобы люди об этом знали. Причём как евреи, так и неевреи. Нам нечего скрывать, потому что у неевреев тоже есть путь к святости, но он другой. Тот, который Всевышний им дал.

Наша задача в этом мире – понять, чего от нас хотят. Если мы правильно понимаем, это не делает нас автоматически лучше или хуже. Это констатация того факта, что да, существуют различия в этом мире. Между евреями и неевреями, между мужчиной и женщиной, между возрастными категориями… То есть любые попытки стереть различия между мужчиной и женщиной ни к чему хорошему не приводили.

Я делал эти лекции в нееврейской аудитории тоже. Это ведь не секрет, что всё, что связано с еврейской темой, пользуется непропорционально большим интересом у средств массовой информации и читателей.

– Какое впечатление лекция «Синайский контракт» производит на неевреев?

– Там она называется немного иначе, там прямо ставится вопрос об избранности еврейского народа, – что это такое и как это понимать. И отношение, как правило, меняется от настороженного к «как же мы раньше этого не знали!?» То есть когда объясняешь, что избранность не существует сама по себе, а предполагает ответственность, выполнение определённых обязанностей, которых много, когда рассказываешь, что иудаизм – единственная религия, в которой человека, выразившего желание её принять, раввин обязан отговаривать, когда люди понимают, что речь идёт о разных формах служения Богу, – то все вопросы отпадают. И враждебности не возникает. Это как в самолёте: у пилотов, стюардесс и пассажиров разные функции. И все важные! То есть нельзя убрать любое звено: без пассажиров компания закроется, без пилота самолёт не полетит, без стюардессы – полетит, но плохо... Так что все нужны и все важны. И в какой-то момент правила говорят, что распоряжения экипажа надо выполнять беспрекословно; в какой-то момент пассажир в своем мягком кресле нажимает кнопочку и говорит «Мне кофе! Мне чай!» То есть разные роли, и в жизни мы играем разные роли. И если так объясняешь, говоришь, что быть евреем предполагает ответственность, ежедневный труд, тогда всё встаёт на свои места.

С моей точки зрения, когда нееврей видит, что его сосед еврей, ведёт себя так, как еврей должен себя вести по Торе, что проявляется не только в ритуальных вопросах, но и в вопросах этики и ведения дел, то он понимает, принимает и хорошо относится. Если же он видит, что его сосед-еврей в принципе точно такой же, как он, ведёт точно такой же образ жизни и делает всё то же самое, — тогда начинает возникать вопросы: «Где же тот секрет, который они скрывают? Что он хочет спрятать, чем он не хочет со мной делиться?». Поэтому, если всё открыто, тогда меньше будет недопонимания. Я считаю, что надо об этом говорить, надо объяснять, рассказывать, тогда будет меньше враждебности и больше толерантности.

– Почему раввину необходимо отговаривать человека, пожелавшего принять иудаизм?

– Для достижения статуса праведника у еврея есть 613 заповедей Торы. У нееврея есть 7 законов, обязательных для всего человечества. Человек хочет поменять лёгкую ношу на очень тяжёлую. С моей точки зрения не этично делать это, если он не представляет последствий. Поэтому его отговаривают, а если он не хочет отговариваться, закон говорит, что нужно ему начать объяснять. И ему рассказывают о наших законах, и на любом этапе этого курса обучения он может сказать «нет», и ничего ему не будет. В любой момент он может передумать.

 

Российско-израильское сотрудничество, роль евреев в мире, еврейское законодательство, восстановление еврейских традиций

 

– Как Вы считаете, Лимуд способствует российско-израильскому сотрудничеству или это исключительно просветительская национальная конференция?

– Я не думаю, что здесь так важно развитие бизнеса. Для этого существуют другие инструменты, другие форумы. Лимуд в России возник как пересадка опыта, накопленного в Англии. Он начинался как система волонтёрского преподавания для людей которые приезжали пополнить свой багаж знаний. Так что это, скорее, всё-таки культурное явление, чем какой-то бизнес-проект. Я не думаю, что российско-израильские отношения зависят от Лимуда.

– Как государства Россия и Израиль могут быть полезны друг другу?

– Я думаю, что линии партнёрства здесь очевидны. Израиль – это хай-тек, высокие технологии, водопользование в засушливых зонах, опреснение воды, медицина, – есть масса отраслей, в которых израильтянам есть чем похвастаться, чем поделиться, и что продать. Факт, что практически по любой отрасли у Израиля найдётся русскоязычный специалист, у которого русский язык родной. Соответственно облегчается процесс общения и взаимодействия. А Россия – это, конечно, энергоресурсы, природные ресурсы.

И ещё одна очень важная тема, где должно быть больше понимания и сотрудничества, – это борьба с терроризмом, от которого обе страны страдают. Израильский опыт может пригодиться в России, а влияние и политический вес России – помочь Израилю. Очень важно понять, что в наш XXI век, когда разрушаются национальные границы, свободно путешествуют информация, люди, деньги, то и такие отрицательные вещи как болезни, террористы – тоже путешествуют свободно по всему миру. И нельзя считать, что, если что-то происходит у соседа, то тебя это не коснётся. В этом вопросе должно быть сотрудничество и я уверен, что будет.

– Есть мнение, что еврейский народ играет важную роль в мире. Можете это прокомментировать?

– В отношении России и Израиля роль евреев велика по определению. Потому что, с одной стороны, как Высоцкий пел, «там на четверть бывший наш народ». И естественно, что нет языкового барьера, что большое количество людей в Израиле живёт с российским менталитетом, – это, конечно, облегчает развитие отношений. С другой стороны, безусловно, остаются различия.

Роль евреев в международных отношениях традиционно велика. Так сложилось, что многие купцы, переводчики – евреи. Это стало чуть ли не национальной профессией в своё время. Это было связано, наверное, в первую очередь с тем, что евреи жили в разных странах.

– Какова их роль в инновационном обмене, обмене эволюционными практиками между разными странами?

– Она огромна. Скажем, такой хрестоматийный пример как банкирский дом Ротшильдов. Вообще торговля, история возникновения банковского дела, – это огромная заслуга евреев. И по понятным причинам: существовал более высокий уровень доверия внутри группы, которая была распределена по всему миру. И было легче еврею российскому договориться с евреем австрийским, английским, чешским. И это было тем легче, чем более традиционным был образ жизни евреев, потому что тем больше у них было общего. Если говорить о правилах ведения бизнеса, то еврей знал, что, если он ведёт с другим евреем бизнес по законом Торы, то он защищён. В крайнем случае, он может обратиться в раввинский суд. И это способствовало ведению дел.

– Насколько сегодня распространена практика ведения бизнеса, в соответствии с Торой?

– Я не имею права называть имена или компании, но в архивах раввинского суда России вы найдёте массу документов, договоров, иногда многомиллионных, заключённых евреями — владельцами очень и очень известных и крупных бизнесов. Этот способ популярен, он приобретает всё большее распространение. Есть предприятия и фирмы мелкие, средние, крупные и очень крупные, которые пользуются еврейским законодательством в качестве основы для своего бизнеса. Единственное, что здесь важно, – чтобы обе стороны признавали этот закон. Потому что у раввинского суда сейчас нет аппарата принуждения, нет карательного аппарата, нет судебных исполнителей, тюрем, шерифов и так далее. Есть только авторитет Торы.

То есть если мы с Вами хотим заключить сделку по еврейскому закону, приходим в раввинский суд, чтобы они её завизировали, там же можно попросить раввина составить контракт, – мы заранее признаём решение раввинского суда при возникновении разногласий и споров. Если это есть, если есть добрая воля, то еврейское законодательство работает и отлажено.

А если говорить о применимости вообще: мне недавно пришлось быть на уроке Талмуда, который проводил раввин Баренбаум, член Раввинского суда России. Речь шла о займах. И один из слушателей воскликнул «Если бы я это знал! У меня точно такая же история была с кредитом, про который я не помнил, вернул ли его.» Он это понял из разбора конкретной страницы Талмуда, и если бы он это знал, ему было бы легче вести свои дела с конкретным банком.

– Насколько заключение договоров по еврейскому законодательству распространено за рубежом?

– В Израиле сильно распространено… Вот смотрите. Если обе стороны – религиозные евреи, то есть те, кто признаёт авторитет Торы, – то я думаю, что с 95% вероятностью, если закон государства это позволяет, то сделка между ними будет заключена только по еврейскому закону. В некоторых странах, например, в России, при возникновении расследования, важно, чтобы договор был заключён ещё и по существующему законодательству и нотариально заверен. В России любят, чтобы всё заверялось нотариально. В Америке это не так. Если мы с Вами напишем там договор на салфетке, то по американскому законодательству это документ. Всегда надо учитывать местные особенности, но в целом в мире значительное число сделок ведётся и заключается в рамках еврейского законодательства.

Естественно, если один человек по своему образу жизни, отношению и прочему показывает, что он соблюдает закон Торы, а второй нет, то, конечно, в этой ситуации первая сторона может сказать «Нет уж, извини, давай пойдём к нотариусу и зафиксируем».

В целом, чем дальше мы отходим от еврейских законов, тем меньше общности между нами остаётся. Сейчас в еврейской среде России от этого отошли очень далеко. Это не наша вина, это наша беда: 70 лет советской власти, когда любые религии выкорчёвывались. И религия, в которой знания играют очень большую роль, не меньшую, чем вера, а иногда даже большую, естественно, пострадала сильнее. Потому что был прерван механизм передачи знаний.

Последние 20 лет, когда еврейские знания перестали быть запретным плодом, идёт обратный процесс. Он начался раньше, но сейчас идёт интенсивно.

– Как идёт процесс восстановления еврейских традиций в России?

В 70-80 годы, когда это было ещё запретно, когда я начал изучать еврейские традиции, энтузиазма было побольше – романтика! *улыбается* А сейчас – Лимуд, школы, семинары и так далее. Идёт процесс возвращения, узнавания, изучения. Очень многие люди ведь не делали не потому, что не хотели, а потому, что не знали. Недавно был праздник Песах, широкое празднование которого в России давно стало традиционным. Это был потрясающий успех проведения пасхальных ритуалов даже в городах России, в которых еврейской общины никогда не было, – и там собираются евреи, чтобы вместе отпраздновать, как положено.

Процесс сейчас идёт в обе стороны: есть отход и есть приток. Огромно количество молодёжи, которая сознательно изменяет свой образ жизни, принимая при этом на себя определённые ограничения. Сейчас прогноз позитивный.

– А для молодёжи это сложно – «обретать» своё еврейство?

Я достаточно давно соблюдаю заповеди; стараюсь, по крайней мере, это делать. Должен сказать, что да, иногда возникают неудобства. Но они настолько незначительны по сравнению с той осмысленностью, которую жизнь приобретает!

– Какова ситуация в западных странах – европейских странах и Америке?

В Америке в этом плане лучше, в Европе – хуже.

Америка изначально строилась как страна религиозной свободы, там не было давления. В центре Нью-Йорка в самых продвинутых офисах можно увидеть евреев в традиционных одеждах, с пейсами и бородой. Супер-нафаршированный техникой современный офис в пятницу в 2 часа закрывается, потому что хозяин и все сотрудники уходят на шабат.

Достаточно вспомнить сенатора Либермана, еврея, соблюдающего заповеди: шабат, кашрут и так далее. Он 8 лет назад в компании с Гором был кандидатом в вице-президенты США. Ни в одной другой стране, за исключением Израиля, такого мы представить не можем. Они не выиграли ту кампанию, но был шанс. В американской традиции в принципе больше уважения к религиозным людям.

Хотя ассимиляция и там, и в Европе, и в России и СНГ зашла очень далеко. С другой стороны, цифры естественного прироста евреев, соблюдающих традиции, вызывает оптимизм.

Я думаю, с одной стороны, общество либерализуется. То есть признает, что другой человек может быть не таким, как ты. Это – про толерантность, о которой так много говорят и, к сожалению, не так много делают. И вот по мере развития демократического общества это отношение, что еврей может соблюдать свои традиции и при этом активно участвовать в жизни общества (не уходить в гетто, не уходить за стену), будет прогрессировать. С другой стороны, увеличивается соблазн вообще убежать в другую религиозную сторону. Если раньше другие народы не принимали евреев, то теперь процент смешанных браков говорит о том, что евреи рассматриваются в качестве желанных брачных партнёров. А для нас, конечно, эта тенденция нежелательна.

И где-то будет достигнуто равновесие.

 

Лекции о евреях и иудаизме, забавные происшествия, профессиональные мечты

 

– Вы читаете современную литературу?

– Современную израильскую нет, современную русскую да. Я достаточно много читаю религиозной литературы, как в оригинале, так и в переводах. В основном, в английских переводах, но в последнее время стал увлекаться переводами на русский язык классических еврейских текстов.

В переводе читаю потому, что иногда нужно знать, какой именно текст будут видеть перед собой мои слушатели. А иногда переводы снабжаются такими интересными комментариями, которые в оригиналах ещё искать и искать. Они есть, но тут они собраны в одном месте. Есть очень хорошие издания Талмуда, Торы с переводом и комментариями.

– Расскажите о ваших лекциях и деятельности?

– Последние 10 лет я читаю лекции в России. До 2000 года я жил в США, Нью-Йорке, в 2001 году по приглашению главного раввина России приехал сюда, занимался вопросами межрелигиозных отношений, последние 2 года являюсь раввином Бухарской еврейской общины Москвы.

И лекции – это моё призвание. Оно начиналось как хобби, я начинал преподавать в 1987 году у себя на квартире в Ленинграде. Потом, когда приехал в Америку, мне неожиданно предложили занять должность профессора кафедры иудаики Туро-колледжа. Сейчас меня много приглашают, и я посчитал, – я был с лекциями, семинарами примерно в 20 странах. Чаще всего это Россия, Украина, Израиль, Канада, США. Вот после Лимуда следующая моя лекция будет через 2 дня в Нижнем Новгороде.

У меня есть программа лекций, в которой более 30 готовых тем, «Синайский контракт» – одна из них. Кроме того, я принимаю заказы на подготовку лекций, когда есть тема, которая была бы интересна конкретной общине.

– Вы пользуетесь социальными сетями?

– Да, Одноклассниками. Цель – общение с друзьями, знакомыми. Есть в одной из групп, представляющих еврейский интерес, в частности, «Наши люди Москва», своя тема, где я отвечаю на вопросы по самым разным сферам, так или иначе связанным с еврейством, где я даю объявления о своих лекциях, уроках и так далее.

Александр Лакшин, раввин и лектор. Интервью Бюро переводов iTrex в  рамках поддержки Лимуда Москва 2010– Есть лекции, которые Вам наиболее запомнились?

 

– В Канаде была тема об избранности еврейского народа и разговаривали об избранности вообще. И я решил привести пример из области семейных отношений, спросил, есть ли семейные пары в аудитории, и сказали «Да, есть». Я задал мужу неудобный вопрос: «Скажите, пожалуйста, когда Вы сделали предложение Вашей жене, выбрали её и тем самым отвергли остальных женщин планеты Земля…» – Он насторожился немножко, а сидели они не рядом и посоветоваться с женой было нельзя. – «Скажите, пожалуйста, всех остальных своим выбором Вы оскорбили?» Он задумался и тут неожиданно ответила жена: «Он их осчастливил!»

 
Курьёзный эпизод, который, может быть, и иллюстрирует тему, о которой мы говорим.

 

– Есть ещё интересные случаи из вашей практики?

– Были люди, которые до этого не знали о своём еврействе. У меня была программа на радио «Маяк», вещающем на всю России. И шла речь об этом, я говорил о семи законах сыновей Ноевых, после него – открытый эфир, принимаются звонки в студию. И вот идёт последний звонок (там перед глазами часы, мы видим, сколько минут осталось и что эфир заканчивается). Звонит женщина откуда-то из-под Норильска, крайнего севера России. И говорит: «Я понимаю, что Тора ко мне не имеет отношения, но очень бы хотелось получить экземпляр этой книги. Мне интересно, я сама не еврейка, но моя бабушка была еврейкой…» Я вижу, что у меня остаётся где-то 20 секунд и начинаю говорить со скоростью коммерческих объявлений: «Бабушка с маминой или папиной стороны?» Она говорит «с маминой». Я говорю: «Вы знаете, Людмила,» – кажется, так её звали, – «я Вас огорчу или обрадую, но семью заповедями Вы не отделаетесь. Вы еврейка и к Вам имеют отношение все законы Торы. Оставьте, пожалуйста, Ваши координаты дежурному и я постараюсь, чтобы Вам прислали книгу. Но знайте, что Вы – еврейка!»

– Есть ли у Вас мечты в профессиональной сфере?

– Есть две. Во-первых, я бы хотел создать сеть образования, которая сочетает светское и еврейское образование на самом высоком уровне. То есть я мечтаю о таком институте, например, где есть конкурс. Когда родители, вместо того, чтобы посылать своих детей в Англию, Швейцарию, Германию и так далее, захотят чтобы их дети учились именно здесь. И диплом будет на уровне Гарварда, – что касается светских наук. А что касается религиозного образования – ликвидировать еврейскую безграмотность. В России, к сожалению, есть трагический разрыв между высочайшим уровнем общего образования (МГУ, СпбГУ, Бауманский и масса других хороших университетов) и уровнем еврейского образования.

– Преподавались ли бы там основы других религий?

– В принципе, Тора достаточно негативно относится к изучению других религий. Считается, что это могут делать люди, которые в совершенстве знают собственную. Судьи, которые входили в состав древнего еврейского суда Санхедрина, они обязаны были иметь представление о окружающих религиях, в том числе, идолопоклоннических. Они должны были разбирать случаи, когда еврей пошёл и стал служить идолам, – надо было знать, как, что, почему и так далее. Люди, которые хорошо знают иудаизм, могут это знать в целях проведения дискуссий. Например, я занимаюсь консультированием евреев, которые ушли в другие религии, пытаюсь повлиять на них, понять, почему они сделали такой выбор. Есть случаи, когда люди возвращались к иудаизму.

Преподавать это возможно в общем порядке – может быть, факультативно, тем, кому это интересно, именно в культурологическом плане. Кроме того, реалии современного общества таковы, что вырастающий в Москве еврейский молодой человек или девушка, как правило, о христианстве, например, знает больше, чем об иудаизме. Просто из окружающей среды, литературы, живописи, мировой истории… Речь идёт не о том, чтобы отсечь поступлении этих сведений, но о том, чтобы сбалансировать поток.

– А вторая Ваша мечта?

– Она, вероятно, более реальная: я бы очень хотел, чтобы была еврейская программа по телевидению. Понятно, что это требует спонсоров, вложения крупных средств.. Но идеи по тому, как её создать, вести и о чём рассказывать, чтобы это было интересно, зрелищно и привлекало внимание, эти идеи у меня есть.

 

 

Дополнительная информация

Лимуд – это еврейская образовательная, культурологическая и развлекательная конференция. Больше четверти века семинары и конференции Лимуда проводятся по всему миру: от Канады до Австралии, Швейцарии и Турции, и, конечно, Израиля. Эти мероприятия привлекают евреев всех возрастов и статусов.

Среди докладчиков конференции – известные политики, бизнесмены, журналисты. религиозные, научные и культурные деятели Израиля, России, Украины и других стран.

Основа Лимуда — волонтёрство. Всё помощники, организаторы, докладчики выступают на безвоздмездной основе. На таких же условиях участвуют приглашённые переводчики, выполняющие перевод с английского, иврита, идиша, немецкого, русского и других языков на этом многонациональном мероприятии.

 

Бюро переводов iTrex – современное бюро переводов, которое специализируется на переводах корпоративной, финансовой и технической документации. Более 2000 переводчиков в 47 странах. Контроль качества и налаженная система работы позволяют предоставлять весь спектр услуг по языковым переводам и нотариальному заверению. Среди постоянных клиентов iTrex – компании из 27 отраслей бизнеса, в том числе мировые бренды.

 

 

Другие интервью от Бюро переводов iTrex:

Интервью с Лимуда 2010: президент ФЕОР Александр Борода о развитии еврейской общины

Интервью с Лимуда 2010: посол Израиля Анна Азари о образовательных и культурных проектах

Россия и Израиль, Лимуд глазами финансиста Евгения Когана

Интервью с Борисом Шапиро

Интервью с Бу!феста: о шведах, переводе и скандалах (с Ксенией Коваленко)

Интервью с Бу!феста: с Дмитрием Кузьминым (поэтический журнал «Воздух»)

 

Список планирующихся к выпуску комментариев о Лимуде, отношениях России и Израиля и деятельности известных людей Вы можете посмотреть здесь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписаться на наши новости