«Музыка перевода» представляет: интервью с Марией Киселевой

«Музыка перевода» представляет: интервью с Марией Киселевой

18.11.2011

Резюме Марии Киселевой может позавидовать иной многоборец:  трехкратная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию, журналист, телеведущая, актриса – список достижений Марии можно продолжать. В последние годы он пополнился ролью художественного постановщика новогоднего спектакля по мотивам сказки Г.Х. Андерсена «Русалочка». И не просто спектакля, а целого театрально-акробатического музыкального шоу на воде, которое в прошлом году посмотрели более 80 тысяч зрителей. Нынешней зимой москвичей ждет продолжение истории под названием «Русалочка и тайна волшебной звезды»  –  и еще более красочное шоу, которое на этот раз задействует не только водное, но и ледовое пространство!

В преддверии праздничного сезона Мария Киселева рассказывает «Музыке перевода» о том, как сказка превращается в реальность, и других тонкостях адаптации.

 

 

мария киселева, музыка перевода, елка на воде, слабое звеноМария, публика видела вас во многих амплуа, и вот теперь – в качестве идейного вдохновителя новогоднего шоу. Почему именно такой формат?

 

Изначально  была идея полноценного детского музыкального спектакля на воде,  которая со временем переросла в новогоднюю елку, потому что это интереснее,  ведь в это время дети находятся на каникулах и смогут увидеть представление. В рабочие же дни они загружены школой,  секциями, дополнительными занятиями.

Почему елка на воде? Потому что это какая-то экзотика и это интересно; это то, чего  не еще было. Например,  в первом спектакле (прошлогодней «Русалочке и Сокровища Пиратов» — Прим. ред.) елка появлялась прямо из-под воды.

Новое шоу на воде – это полноценный спектакль с оригинальной музыкой и сценарием, с удивительными костюмами, огромной труппой артистов, работающих в самых разных жанрах:

это и спортсмены разных видов спорта и цирковые артисты,  это классические и драматические артисты, в этом году в проекте впервые примут участие фигуристы.

«Русалочка и тайна волшебной звезды» – это еще и музыкальная история, она на самом деле может даже претендовать в какой-то степени на мюзикл, хотя  я ее так не называю, потому что формат мероприятия специально детский. Спектакль идет один час 10 минут, чтобы дети могли смотреть его без перерыва, постоянно удивляясь,  не отвлекаясь, и при этом не устали.

 

Как родилась история «Русалочки»? Что послужило вдохновением для сюжета?

 

Идея создания детского спектакля на воде впервые возникла, когда на свет появилась моя старшая дочь, шесть лет назад. У меня уже был опыт проведения шоу на воде: мы с Ольгой Брусникиной и супругом Владимиров Кирсановым много лет делаем шоу олимпийских чемпионов по синхронному плаванию.  Но мне хотелось сделать что-то в новом ключе. Так и появилась на свет  «Русалочка» – полноценный гармоничный спектакль, где все завязано именно на сюжете.

Почему «Русалочка»? Когда мы подошли к реализации проекта, выбор был однозначен в пользу «Русалочки». Во-первых, это сказка, которую знают все,  во-вторых, прекрасная история, которая нравится и детям и взрослым. Также Русалочка – персонаж, который живет в воде. Выбор был очевиден.

Первое представление «Русалочка и сокровища пиратов», которое с успехом было показано в Москве в прошлом году, в этом году увидят жители Санкт-Петербурга. Оно пройдет в  ЦВВС «Невская волна» в дни школьных каникул.

 

Насколько вы непосредственно вовлечены в процесс постановки?

Помимо того, что я – автор идеи, это, безусловно, наш семейный проект: я занимаюсь творческой частью, а мой супруг (Владимир Кирсанов – Прим. ред.) – всеми остальными вопросами, которое безумное множество. При этом у нас большая профессиональная труппа, а также группа, с которой мы работаем:  это режиссер (при чем и в том, и в этом году он один — Алексей Малышин), сценарист, композитор, художники и многие другие.. На самом деле, творческая группа, которая работает над этим проектом, очень большая. Но в любом случае, мы творим вместе, спорим, думаем, придумываем, рождаем какие-то новые идеи, пытаемся воплотить их в жизнь.

 

Наш конкурс, «Музыка перевода», стремится развивать направление перевода детской литературы, в т.ч. и самими детьми – кому как не им лучше знать, что интересно сверстникам? А какие произведения произвели в детстве наиболее глубокое впечатление на вас? Есть ли такие, к которым вы обращались на протяжение всей жизни – например, в творчестве, профессиональной деятельности?

 

В моем детстве было очень много русских народных сказок: я до сих пор помню, как каждый вечер, перед тем как мы с братом ложились спать, мама нам читала сборник сказок. Он был  в  бордовом переплете, серо-желтые страницы, практически без иллюстраций… Сами тексты были написаны мелким шрифтом, что было крайне неудобно, но слушать  маму было очень интересно. Я это помню.

Помню также сильное впечатление от сказки  «Щелкунчик». Оно связано больше со страхом. Я боялась заходить в темную комнату, если там никого не было, мне казалось, что мышь прогрызет пол и утащит меня.

 

А что читаете собственным детям?

 

Книжки подбираем по возрасту: младшей читаем для самых маленьких, а старшая любит сказки про принцесс, это у нее любимое, хотя был период, когда почти  год мы чуть ли не каждый день читали сказки про Бабок-Яжек – целый сборник сказок,  где присутствует Баба-Яга в любой ипостаси. Сейчас читаем Носова, Волкова, «Алису в стране чудес». Она читает сама, поскольку  у нас на каникулы было задание прочитать книгу:  я дала ей право выбора – она самостоятельно взялась за Носова.

 

Как у вас складывались отношения с литературой в более зрелом возрасте? Есть ли любимые авторы, эпохи, литературные герои?

 

Я почему-то никогда не ассоциировала себя с каким-то героем из произведения. Сейчас, к сожалению, не так много времени, чтобы почитать книжку, хотя иногда очень хочется. А так, наверное, основные пристрастия были заложены в школе, но вернее впечатления остались больше в студенческие годы, когда я училась на журфаке: приходилось читать очень много, в том числе перечитывать книги, которые не успела прочитать в школьном периоде и позже.

Я помню ощущения и впечатления от Достоевского, классического  «Преступления и наказания», которое все проходят в школе, но не понимают его, настолько сложно он воспринимается. У меня было такое же впечатление: мне крайне тяжело это давалось, – а потом в университете перечитывала его и, надо сказать, получила на удивление большое удовольствие от Достоевского.

Поэтому во время работы над экранизацией «Идиота» мне не то что было легче, но было интересно, я действительно открыла для себя этого писателя. Это только как один из классических примеров – их много: Анна Каренина, например.

 

Возвращаясь к вопросу о переводах: вы известны большинству россиян в незабываемой роли ведущей «Слабого звена», которое в свою очередь было адаптацией одноименного британского шоу. Почувствовали ли вы какие-либо трудности при подготовке программы для российской аудитории?

 

Не сказала бы, что были какие-то сложности, больше были  рабочие моменты, без которых не обойтись. Они, на самом деле, были даже в какой-то степени интересны.  Понятно, что продукция лицензионная, она накладывает определенные обязательства, правила, от которых нельзя отходить. Предположим, ведущая должна быть обязательно в черном, обязательно произносить определенные фразы наподобие «Вы –  слабое звено», какие-то  еще по формату, которые обязательно присутствуют. Все остальное идет от хронометража, от определенного количества участников, от принципа того, как выгоняют игроков. Все это в правилах записано изначально, а уже непосредственно то, какая программа получается, зависит от режиссера, от ведущего, в какой-то степени от стилистов, потому что понятно образ созданный исходит от программы английской, но все равно учитываются  безусловно личные качества ведущего, видение  режиссера, взгляд стилиста.

Телепрограмма – это работа целой группы людей, ведь в каждом деле, в каждом абсолютно направлении для достижения результата задействован не один человек. Даже когда на телеэкране мы видим одного ведущего, мы понимаем, что для того, чтобы увидеть это, работала целая команда профессионалов, в том числе и переводчиков. Переводчики у нас были задействованы постоянно.  Поскольку программа лицензионная,  ими отсылались программы для достоверности, что мы не отходим от формата.

 

На ваш взгляд, что самое важное надо учитывать в разнице менталитетов россиян и тех же англичан?

 

Конечно, мы учитывали российскую ментальность. Например, Энн Робинсон (ведущая британской версии «Слабого звена» — Прим. ред.)  в Англии  могла позволить себе замечания физического характера, как-то: «Что у тебя такие ноги короткие?», «Что вы делаете на ТВ с такой прической?» и т.п., то есть придирки конкретно к образу человека. Это было возможно в английской версии, но в нашей программе эти моменты, конечно же, опускались: просто не могли себе позволить такого.

 

По работе вам наверняка пришлось немало попутешествовать. Как у вас обстоят дела с иностранными языками? Какие наиболее памятные курьезы с вами случались на почве трудностей перевода?

 

Да, безусловно, пришлось. Без знания языка вообще невозможно существовать; язык открывает дополнительные возможности. Своим уровнем  английского я не довольна – нужно работать дальше.

С трудностями перевода – да, был, пожалуй, один курьез,  во время одного из наших первых выездов за границу. Тогда была еще популярна песня Pink Floyd, по-моему, не помню точно, кто исполнитель –  очень такая романтичная песня. И вот мы шли с девчонками, пели эту песню, а там сидели поблизости какие-то мужчины, которые ну очень странно на нас посмотрели. Мы сначала недоумевали, а потом посмотрели перевод и поняли, как это должно было со стороны звучать. Поэтому иногда полезно все-таки знать, что поешь.

 

елка на воде, музыка перевода, мария киселеваКаких поворотов ожидать в вашей карьере в ближайшем будущем? Увлекла ли вас постановочная деятельность или планируете вернуться к журналистике? Кинематографу?

 

Моя основная деятельность на сегодняшний день напрямую завязана на журналистике. Я являюсь пресс-секретарем президента Олимпийского комитета России — это на стыке того, что я знаю лучше всего — спорта и журналистики. На горизонте воплощение всего того, что на сегодняшний момент задумано и находится в работе. Главное, чтобы все это получилось, идти дальше. Проектов задумано, на самом деле, безумное  количество.

Творчество  очень затягивает: постоянная постановка, нахождение решений и придумывание интересных вещей, чего-то нового, но одной, еще раз повторюсь, это невозможно сделать. На сегодняшний день загрузка достаточно большая, но творческая деятельность тоже  интересная, сложная, поэтому пока не знаю. Хотя мысли такие были, и о втором образовании – режиссерском. Все возможно.

 

Новогоднее шоу «Русалочка и тайна волшебной звезды» будет проходить в бассейне СК «Олимпийский»,  с 23 декабря до 8 января. Заказ билетов (495) 744 10 24 и на сайте www.elkanavode.ru

 

Ограниченное количество билетов будет разыграно среди участников конкурса «Музыка перевода». Не пропустите!

Подписаться на наши новости